Адрес: Казань, ул. Аделя Кутуя, д.88      Телефон: 8(843) 246-22-81      Мобильный / WhatsApp: +7 (917) 899-92-81     E-mail: bilart@inbox.ru

Древо Жизни над ханской усыпальницей.

Казань – древний город. Словно седой 1000-летний мудрец смотрит с высокого холма над рекой Казанкой наш белокаменный кремль. Как много он пережил, как много видел… И сколько еще загадок скрывают его недра!..
Настоящее счастье для историков, когда эти недра делятся своими многовековыми тайнами. Так было и летом 1977 года. Тогда в самой древней части Казанского Кремля, у подножия башни Сююмбике, группой археологов под руководством профессора Альфреда Хасановича Халикова были найдены останки казанских ханов и членов их семей. Затем была длительная работа ученых: антропологические исследования, изучение письменных источников, реконструкция черепов… И вот мы уже получили возможность своими глазами видеть, как выглядели эти потомки Чингизхана, правители древней Казани, а их кости, отнятые у земли, до недавнего времени все еще пребывали в Академии наук, в ящиках у археологов. Давно уже требовалось их достойное перезахоронение, которое и состоялось в мае 2017 года. Для этих целей главным архитектором Казанского Кремля Рустэмом Забировым был спроектирован отдельный объект – подземный склеп недалеко от древнего мавзолея. Природный рельеф северной части кремля позволил сделать двойное обозревание перезахоронения: под горой – через остекленные двери каменного портала, на горе – через световой колодец (световой фонарь).
Кремль – сердце Казани, и здесь всё должно быть прекрасно, поэтому оформить световой фонарь решили витражами. Работа над ними была поручена мастерской художественного витража «Биларт». Четыре символических сюжета с использованием традиционных восточных мотивов, выполненные в технике фьюзинг, украсили ландшафт древней цитадели.

О глубоком смысле витражей, через цветное стекло которых солнечные лучи проникают в гробницу казанских ханов, нам рассказал сам автор их эскизов, художник, главный архитектор и начальник отдела мониторинга, сохранения и реставрации музея-заповедника «Казанский кремль» Забиров Рустэм Мухамедович:

— Основной мотив, который использован в витражах светового фонаря над ханским мавзолеем – это древний восточный символ Древо Жизни, растущее из Сосуда с Бессмертием. Всего здесь четыре композиции, сориентированные по сторонам света.
На восток смотрит сюжет, символизирующий Весну. Здесь на Дереве Жизни появляются зеленые листочки и бутоны, а в ветвях его два сокола, он и она, свили гнездо, в котором уже появилась кладка. Это зарождение новой жизни.
С южной стороны мы видим следующий сюжет – это Лето. На Дереве распустились яркие цветы, из кладки пробились птенцы. Перед нами – расцвет жизни.
Еще немного передвинувшись, мы уже смотрим с западной стороны – здесь Осень. На Дереве появляются плоды, гранаты. Их сочные ядра символизируют богатство жизни, они осыпаются с Дерева и попадают в землю. Выросшие птенцы разлетаются из гнезда.
На север смотрит последний, четвертый сюжет – это Зима. Дерево покрывается снегом, жизнь застывает, соколы ждут весны. А в земле, под слоем снега, сохраняются ядра граната – это семена, из которых появится новая жизнь.
И вот мы снова с восточной стороны, мы обошли световой фонарь, и вновь перед нами Весна, и мы видим, как под Деревом Жизни из земли пробиваются молодые побеги. Жизнь возрождается! Таким образом здесь показана цикличность жизни, ее бесконечность.
Верхушку светового колодца украшает родовая тамга Чингизидов, чьи останки покоятся в склепе. Их надгробия украшены орнаментом, воссозданным по фрагментам гипсового орнамента на мастабах, найденных во время археологических раскопок прошлых лет. В свое время, кстати, моя сестра, участвовавшая в раскопках, делала обмеры этих фрагментов. А моя дочь принимала непосредственное участие в создании композиций для светового фонаря над мавзолеем, так как именно в то время она работала в витражной мастерской «Биларт». Вот такое семейное дело получилось…

— Кстати, Ваша жена Даишева Альбина Кеновна тоже ведь внесла большой вклад в витражное оформление Казанского Кремля?

— Да, при работе над витражами для мечети Кул Шариф. 650 квадратных метров эскизов она сделала вручную, в натуральную величину. Все входные группы в мечети – это тоже работа мастерской «Биларт». Витражи над дверями бесподобно украшают холл Кул Шариф своим мягким светом, в котором арабской вязью сплетаются священные строки Корана. А в витражах, которыми оформлены двери молельного зала, всё тот же сюжет – Древо Жизни, растущее из Сосуда с Бессмертием. И это тоже фьюзинг. Для нас это была настоящая находка. У этой техники есть свои преимущества по сравнению с классическим витражом: во-первых, она выпуклая, а во-вторых, позволяет сделать более мелкий рисунок. В классической технике с ее свинцовыми перегородками невозможно было бы выполнить столь сложный рисунок на такой маленькой площади.

— Насколько витражи традиционны для Казани? Как Вы считаете, могли они украшать строения ханской крепости?

— Думаю, в древней ханской крепости витражи были. Вспомнить хотя бы Бахчисарайский дворец, который строил хан Сафа-Гирей. Там витражи есть. А ведь этот хан впоследствии правил и Казанским ханством. Наверняка он не удержался и украсил свой дворец в Казани витражами. Хотя остатков витражей пока не было найдено, но ведь и ханский дворец до нас не дошел…
В XIX веке богатые татарские купцы украшали цветным стеклом, витражами веранды своих домов на втором этаже. Полихромия, яркость витражей вполне в духе национальной архитектуры.

— Итак, круг замкнулся, и сегодня витражи снова в Казанском Кремле…

— Да, и в этом смысл нашего сюжета. Разрушенная когда-то главная соборная мечеть Казани, пусть и в ином виде, но восстала из праха, как распустившийся весной бутон на Древе Жизни. А казанские ханы, чей вечный сон был потревожен, вернулись на место своего упокоения. И времена года сменяют друг друга над их усыпальницей. Жизнь продолжается…

— Рустэм Мухамедович, какой отзыв Вы бы дали о работе витражной мастерской «Биларт»?

— Самый положительный! Это настоящие профессионалы своего дела.
Казалось бы, что такое витраж: берешь основу, выкладываешь на нее цветные стекла и отправляешь в печь… Когда я столкнулся с технологией создания витражей, я понял, что всё далеко не так просто! Эта работа требует большого опыта и огромных знаний, в том числе технических, химических даже. Чтобы создать цельную стеклянную мозаику, каждая деталька витража вырезается отдельно. Довольно сложный труд. Иногда разные по цвету стекла не выносят соседства друг с другом и трескаются при тепловой обработке, что ведет к браку, и нужно всё начинать сначала… А цвет? Как важно его правильно подобрать! Взять хотя бы витражи с изображением Дерева Жизни в дверях, ведущих в мужской молельный зал мечети Кул Шариф: этот глубокий кобальт, классический для восточной архитектуры, этот сочный жизнерадостный зеленый, яркий энергичный красный… В работе над витражом мастеру важно, чтобы конечный результат соответствовал эскизу художника и задумке архитектора. У «Биларта» всё сошлось! Скажу больше, лично я даже не ожидал такого потрясающего эффекта. Чрезвычайно доволен их работой!

До сих пор жалею только об одном: когда шла работа над оформлением мечети Кул Шариф, с «Билартом» мы работали через посредника. Я мечтал, чтобы над входами на лестницы, ведущие на балконы, были установлены витражи с изображением птицы Феникс. У меня и эскизы были готовы. Птица Феникс – символ возрождения. Так и сама мечеть Кул Шариф – это словно из пепла возродившаяся древняя соборная мечеть ханской Казани. К сожалению, посредник не донес мою мысль до мастеров, мне же заявил, что это слишком сложная работа и вряд ли ее возможно выполнить. Уже позже, когда все витражи были изготовлены и установлены, и я лично познакомился с Ильгизом (Ильгиз Батталов – хозяин витражной мастерской «Биларт» — прим. авт.), он даже удивился и сказал, что без проблем изготовил бы мою птицу Феникс! Для витражников с таким огромным опытом нет непосильных задач. Так что, если вдруг Казанскому Кремлю еще когда-нибудь понадобятся витражи, я без сомнений обращусь в эту мастерскую!

P.S. В работе над витражами мечети Кул Шариф активное участие принимал также художник Рашид Тухватуллин.

Автор статьи: Ирина Варламова
@irishavkazani

У этой записи 3 комментариев

  1. Не могу теперь перестать думать что в Кул Шарифе должна была быть птица феникс! Как это было бы красиво)

  2. Приятно наблюдать за вашим творчеством

    1. Спасибо!

Добавить комментарий

Закрыть меню